Биография личная жизнь знаменитостей


Александр Кайдановский - чужой среди своих ...

Александр Кайдановский

По воспоминаниям друзей, Александр Кайдановский был человек трудный, но невероятный. Он мог изысканно материться, говорить на блатном жаргоне, выйти драться один против шестерых с ножами и биться с ними насмерть. А мог всю ночь говорить о литературе, философии, о вещах, которых не знал ни один эрудит и искусствовед. Резкий, не признающих авторитетов, больше жизни ценящий внутреннюю свободу, для многих неудобный. При этом -удивительно сентиментальный, ранимый. Какие контрасты! Может быть, поэтому и умер так рано, не дожив до 50?

Актер, режиссер, сценарист Александр Кайдановский скончался от инфаркта чуть более 20 лет назад -в декабре 1995 года. В июле 2016-го, к 70-летнему юбилею, вновь показали лучшие фильмы с его участием - «Сталкер», «Свой среди чужих, чужой среди своих», «Пропавшая экспедиция», «Десять негритят»... Вышли в эфир несколько ток-шоу, где друзья, коллеги и ученики рассказывали, каким запомнили и какой след он оставил в их жизни.

Все сказанное в очередной раз подтвердило: Александр Кайдановский - одна из самых загадочных и противоречивых фигур нашего кинематографа. Сколько о нем ни рассказывай, а загадок и вопросов меньше не становится. Однако, по мнению первой жены актера Ирины Кайдановской, знавшей Сашу еще подростком, ответы на многие вопросы содержатся в его генах и в его бурной юности.

- Ирина Анатольевна, зрелый Кайдановский довольно неплохо изучен - о нем написано несколько книг, сняты документальные фильмы. А вот о его детстве, юности мало кто знает. Вы близко знали его родителей, они рассказывали что-нибудь о себе, о своих предках?

-Знаю, что родители Сашиного отца, Лейбы Лейбовича, родом из деревни Кайдаки Днепропетровской области. Оттуда и происходит их фамилия - Кайдановские. После войны Сашин папа работал в МГБ, но во время кампании против «лиц еврейской национальности» был уволен из «органов». Сменил имя и отчество на Леонид Львович и, между прочим, занимал очень высокий пост - в ростовском управлении «Газнефтепровод» работал заместителем главного начальника.

А вот мама Саши, Вера Александровна Онищук, была очень творческим человеком. Прекрасно знала литературу, разбиралась в музыке, обладала тонким слухом и приятным голосом. В 1950-е годы она окончила Московский библиотечный институт, потом заведовала детским сектором в ростовском Дворце энергетиков, работала режиссером-постановщиком в театральной студии.

-Так вот, получается, чьи гены дали о себе знать?

-Конечно, мамины! Вспоминая детство, Саша говорил, что безумно хотел сыграть какую-нибудь роль в ее спектакле, но она ему ролей не давала. Один-единственный раз позволила сыграть Зайчика в новогоднем утреннике, да и то, как он иронично выразился, «не заметила его яркого таланта».

-То есть Саша с детства хотел стать актером?

-По словам мамы, он мечтал стать не актером, а клоуном. По крайней мере, именно так он отвечал на вопросы взрослых, кем он хочет быть, когда вырастет. Знаете, что интересно.? Когда родители Саши развелись, Вера Александровна еще раз вышла замуж, у нее родился сын Миша, который окончил французскую школу, получил музыкальное образование по классу фортепиано, но предпочитал гонять мяч во дворе, все в итоге забросил - после армии окончил бухгалтерские курсы и работал ревизором... Однажды в один из приездов Саши в Ростов я наблюдала сцену, как он с мягким упреком воскликнул: «Мама, ты все перепутала! Это меня надо было учить музыке и французскому языку!»

-Что Кайдановскому передалось от отца?

-Упрямство! Оба были такими упертыми... Если что-то решили, не отступятся ни на йоту. Мне мама рассказывала, как Саша лет в пять учился кататься на трехколесном велосипеде. Даже была фотография: он обеими руками вцепился в руль и на его лице какая-то дикая решимость: умру, но поеду. Вот такой он был во всем. Так он позже учился играть на гитаре, потом на американском банджо. Затем так же неистово оттачивал мастерство чтения стихов... Вообще, он многого добился в своей жизни благодаря своей упертости и целеустремленности.

-Леонид Львович кого хотел вырастить из сына?

-Он трепетно любил Сашу. И ему очень хотелось, чтобы Сашок, как он его называл, приобрел надежную профессию. С этими мыслями он отправил его к своей сестре в Днепропетровск, где тот после школы поступил в техникум - стал учиться на сварщика. Но там Саша подружился с ребятами, которые «приобщили» его к театру. И буквально через год, летом, тайком от отца бросил техникум и поступил в Ростовское театральное училище.

Леонид Львович был так обижен этим поступком сына, что они полгода вообще не разговаривали. Их отношения наладились только после того, как на четвертом курсе Леонид Львович увидел Сашу на сцене в спектакле «Молодая гвардия». Он был приятно удивлен, даже, можно сказать, потрясен. И признал в нем актера!

-Вы познакомились с Кайдановским, когда он уже учился в ростовском театральном?

-Да, это произошло осенью 1962 года - во время репетиции в народном театре Дворца культуры строителей. Заведующий труппой Ростовского драматического театра имени Горького Михаил Александрович Ленский ставил пьесу Андрея Успенского «Девушка с веснушками». На роль друга главной героини Мишки Гусева Ленский пригласил 16-летнего Сашу Кайдановского. Фактически мы с ним и подружились с той самой репетиции.

-Он уже тогда выделялся среди сверстников?

-Очень! Своей общительностью, непосредственностью, патологической неспособностью врать, бескорыстностью и бескомпромиссностью во всем. Ну а главной чертой Саши всегда была неординарность. Особенно поражала его способность мгновенно ориентироваться в многочисленных школах и направлениях литературы, живописи и музыки, его необычайная чувствительность к подлинному в искусстве. Ну вот просто не по годам! Еще книгочеем он был невероятным - его знали во всех книжных магазинах Ростова. В любой антикварной лавке ему могли дать редчайшую книгу на месяц-два. Знали, что прочтет и вернет.

-Что его интересовало?

-Древние философы. Средневековье, но особенно увлекала поэзия. Саша носил сборники любимых поэтов - Евтушенко, Ахмадулиной, Вознесенского - под мышкой или в карманах брюк. Пушкина знал всего наизусть - от корки до корки. Помню, даже купил за бешеные деньги академическое издание, где был собран весь Александр Сергеевич - без купюр, с матерными выражениями. Ему все надо было про него знать! А знаете, как Саша читал стихи?

- ?!

- У него была отдельная семиметровая комната, обклеенная репродукциями любимых художников - Ван Гога, Дали, Модильяни. Там стояли диван, старая радиола и такой же старый магнитофон с большими круглыми бобинами. Каждую ночь он запирался в этой комнате и часами записывал себя на пленку - работал над техникой чтения, над голосом, тембром, экспериментировал, шлифовал, а когда я приходила, давал мне послушать эти записи. Так вот, за всю свою жизнь я не слышала актера или чтеца, которого могла бы поставить с ним рядом. Тогда мне казалось, что именно поэзия станет основным увлечением Саши как артиста. - Разве он не блистал на сцене - в той же «Девушке с веснушками»?

-Прекрасно играл! Особенно - Виктора Третьякевича в «Молодой гвардии» на сцене Театра юного зрителя. Я ходила на все его спектакли. Именно ко второму акту, когда его герой появлялся. (Смеется.) Но стихи Саша читал просто божественно - его можно было слушать часами!

-А девушками он тогда совсем не интересовался?

-По крайней мере, я этого за ним не замечала. У нас была веселая, озорная компания, мы все свободное время проводили вместе - моя подружка Женька, Саша и я. Могли поздно вечером после репетиции прийти к Женьке домой, в хрущевку. Ее мама спит, мы штору занавешивали, включали проигрыватель и начинали музыку слушать или песни петь. Ночью - втроем! И мы к Саше относились как к подруге.

Вместе ходили на музыкально-литературные вечера в нашем драмтеатре, любили посидеть на седьмом этаже в кафе в Доме актеров, пересечься со знакомыми на «Броде» - так называлось главное место встреч на центральной улице Ростова - Большой Садовой. Или - поехать за город. Расставаться совсем не хотелось! Я поняла, что Саша мной «интересуется», только когда он сделал мне предложение.

-Как это выглядело?

-Саша был такой человек - как только ему в голову приходила идея, он тут же ее озвучивал. Он вдруг сказал, что хочет семью, детей и... нам надо пожениться. Конечно, он мне нравился, но к такому шагу я была совсем не готова, еще училась в техникуме - мне было всего 18! Да и жить нам было негде. Но его это совершенно не волновало - он был очень серьезно настроен, год ждал, пока я «повзрослею». Мы поженились в марте 1966-го - сыграли большую шумную свадьбу в доме моих родителей. И буквально через несколько дней Саша уехал в Москву - он решил поступать в столичный театральный вуз.

-Его приняли в Школу-студию МХАТ, которую сам он считал самой лучшей, но не проучился там и двух месяцев. Почему?

-Во-первых, он уже не был робким восторженным студентом, все-таки у него за плечами было четыре года ростовского театрального. К тому же, как он мне рассказывал в письмах и по телефону, будни легендарной мхатовской школы его не просто разочаровали, но даже раздражали. Особенно - атмосфера менторского наставничества и поучений, особые церемониальные ритуалы, которые никак не совмещались с его представлениями об академическом образовании. А Саша хотел быть самим собой - в любых обстоятельствах, а не изображать кого-то из себя.

-Кто-то из его друзей рассказывал, как Кайдановский жаловался: «Портреты Станиславского и Немировича-Данченко с таким укором смотрят, что вздохнуть нельзя».

-Могу процитировать одно из писем той поры, которое чудом у меня сохранилось:

«У меня все нормально. Институт так себе -дерьмо. В общежитии какие-то казарменные порядки. В одиннадцать вечера тушат свет, в час ночи никого не впускают. Мастерство тоже ведется по непонятному принципу. Девиз: будешь внимателен - станешь гениальным актером. Глупо!»

Уже в октябре он перевелся в Щуку и прислал другое письмо: «Был в совершенно дурацком состоянии. Теперь все в порядке. Перебесился и учусь в Щукинском, так что не волнуйся за меня, кретина! Правда, и тут надо много подгонять, делать этюдики, а это просто до безобразия скучно... Подыхаю!» Той же осенью я собрала вещи и переехала к нему.

-Где вы жили?

-Первое время снимали крохотную комнатку в четыре квадратных метра в Дмитровском переулке, потом перебрались в Банный переулок. Там у нас была довольно просторная комната в почерневшем от старости двухэтажном деревянном доме, с перекошенными полами и скрипучими ступеньками. Вечерами я топила печь, варила макароны или картошку с тушенкой и встречала Сашу с друзьями и сокурсниками.

Замечательное было время! Друзья у него были удивительные. Именно там я познакомилась с Ваней Дыховичным, Ниной Руслановой и Леонидом Филатовым, которого Саша считал самым талантливым из сокурсников. Позже мы жили в полуподвале, в бывшей дворницкой на Старом Арбате - в двух шагах от Театра имени Вахтангова, где он параллельно с учебой репетировал.

-Ведь там не было горячей воды, под прогнившими полами стояла вода, в углах плесень... Бытовые неудобства вас вообще не смущали?

-(Смеется) Да нет, конечно! Подумаешь, сыро, и частенько мы сидели без света, отопления, но жить-то можно было. Был туалет, газ, холодная вода, обогреватель. Обвалившийся кафель на кухне я заклеила репродукциями Ван Гога. И вообще, быт и Саша... Он же в житейском плане был абсолютно неприспособленный человек. Если у него появлялись деньги, он тут же мог потратить на книги все до копейки - его никогда не волновал вопрос, на что мы будем жить завтра.

Сам никогда не убирал, не готовил и мне не давал этого делать. На его рабочем столе ничего нельзя было трогать, даже пыль. Большой ребенок! Зато у нас всегда было очень весело - наши двери практически не закрывались ни днем, ни ночью. Собирались люди невероятные - мы гоняли чаи, пили вино, мечтали, строили гениальные творческие планы, спорили о поэзии, театре. Для нас с Сашей это были самые счастливые годы! Я работала воспитательницей в детсаду, он учился, ходил на кинопробы - искал себя.

-Он был востребован как актер?

-В Театре Вахтангова - нет. Бывало, его вводили в спектакли, но не выпускали на сцену. А играть роли типа «кушать подано» или «голос за сценой» для Саши было мучительно. Он стал раздражаться, говорил, что в театр «не идут ноги». Очень расстроился, когда его не утвердили в фильм «Братья Карамазовы» на роль Алеши Карамазова. Но не падал духом - я же говорю: он был на редкость целеустремленным. Мало кто знает, что в это время, в 1967 году, он сыграл Гамлета в оригинальной постановке Александра Поламишева на сцене Театра эстрады.

Это была первая работа Саши с профессиональными московскими актерами и первый его выход на московскую сцену. Между прочим, журнал «Театр» опубликовал положительную рецензию на этот спектакль. Незадолго до этого он написал свой первый сценарий - по только что опубликованному в журнале «Москва» роману Булгакова «Мастер и Маргарита» - и даже поставил по нему студенческий спектакль в Щукинском училище. И, по-моему, получилось здорово!

-Столичная жизнь изменила характер Кайдановского? Говорят, со временем он стал эстетствующим циником, научился виртуозно материться...

-Конечно, в Москве Саша стал меняться. В Ростове он мечтал о крепкой семье, детях, мы очень много об этом говорили. Уже через год его приоритеты поменялись. Ведь Саша довольно быстро оказался в богемной среде лучших скульпторов, художников, где все в каком-то смысле циники, там все матерятся, Саше нравилась такая раскованная атмосфера.

Он считал: чтобы бьггь полностью свободным, надо уметь «выражаться», Интеллигентно, высокохудожественно, Приводил как аргумент Пушкина! Он с такой любовью произносил всякие нецензурные слова, что они звучали по-другому, более возвышенно. Но, знаете, по большому счету все это были сущие пустяки. Дело в том, что Саша стал часто выпивать...

-Сам же Кайдановский в одном из интервью все объяснял так: «Что делает актер, когда ему не дают играть? Он выпивает!»

-Если бы только это! Он начал ввязываться в такие страшные драки... После одной из них (я сама была ее свидетелем) у него остался шрам от ножа на подбородке. В другой раз его из драки вытащили и с трудом принесли домой, так хотел кому-то набить морду, как он считал - по делу... Я считаю, что именно алкоголь способствовал такому реактивному поведению. Все это и сгубило его в конце концов! Из-за этого Сашу уволили из Театра имени Вахтангова - с треском. Из-за этого чуть в тюрьму не сел. Он же трижды привлекался к суду по пьяному делу.

-Что он натворил?

-Однажды Саша гулял со своими друзьями по Калининскому проспекту и громко ругался матом. Сзади шла женщина, как потом оказалось - народная судья. Она куда-то позвонила, тут же подъехала милиция, и их забрали. В тот раз еще повезло - отделались штрафом. В другой - Саша, Нина Русланова и еще один их сокурсник отмечали сданные экзамены на дебаркадере - в плавучем ресторане на Москве-реке. Сойдя на берег, увидели лежащего в кустах пьяного мужчину. Ночь, зима, страшная метель -решили его спасти. Начали его реанимировать, а он вдруг очнулся и как начал кричать: «Караул, грабят!» Проезжавший мимо наряд милиции всех забрал в отделение.

Нину отпустили сразу. А поскольку больше всех оказывал сопротивление и обзывал милиционеров нехорошими словами Саша Кайдановский, его связали, сильно избили ногами и дали десять суток КПЗ. Хорошо, Нина Русланова приехала ко мне, все рассказала. Я себе места не находила - пропал без вести! Помню, пришел домой в синяках, насквозь простуженный - оказалось, что его держали в ледяном карцере, - там даже стены были покрыты инеем. Но самый страшный был третий случай, когда он мог получить реальный тюремный срок. И - немалый!

В 1970 году вышел двухсерийный телевизионный спектакль «Драма на охоте» по Чехову, где Саша сыграл одну из главных ролей - графа Карнеева. Это была первая его значительная роль на телевидении. После премьеры Владимир Самойлов, Юра Яковлев и Кайдановский решили отпраздновать это событие в ресторане. Банкет чуть не закончился драмой. Он подрался с человеком, который оказался ветераном войны. Сашу судили. От сурового наказания, которого требовал прокурор, его спасло только то, что я сидела в зале суда на седьмом месяце беременности, и то, что пришел и ярко выступил в качестве общественного защитника Михаил Александрович Ульянов. Судья пожалела Сашу: вынесла «последнее предупреждение - два года условно». Думаете, это на него подействовало.?

-Неужели нет?!

-Вообще никак. А ведь в это время у нас родилась Даша и забот прибавилось.

-Причины вашего развода в 1975 году в этом?

-Не только. Саша снялся у Никиты Михалкова в картине «Свой среди чужих...», еще в нескольких хороших фильмах. Его стали узнавать на улице. У него стали появляться подруги. Однажды Саша пришел домой с актрисой театра и кино - Валей Малявиной. Представил как коллегу по съемкам. Ее имя тогда было у всех на устах - сыграла медсестру Машу в «Ивановом детстве», Анджелу в «Короле-олене». Валя прошлась по нашей квартире, оставив за собой облако духов, остановилась около Дашеньки, начала говорить мне комплименты по поводу моего материнского счастья. После Саша пошел ее провожать и... вернулся под утро в невменяемом состоянии.

Вскоре она пришла ночью и, открыв шпингалет форточки, влезла к нам в окно... Друг семьи, так называемый! В другой раз прилетаю с крохотной Дашенькой из Ростова, подхожу с коляской к нашей квартире на Арбате, вижу: дверь нараспашку, везде пустые бутылки, на диване грязные простыни - как будто ими полы мыли, на стене пятна крови... Потом выяснилось, что это Валя резала себе руку и забрызгала кровью стену. Медики «скорой» еле ее откачали... Вот как я должна была реагировать на все это.? У него же не один роман был. Саша то придет, то не придет. Потом поехал сниматься в картине «Пропавшая экспедиция», там познакомился с Женей Симоновой.

-Вам не кажется, что отсидевшая впоследствии несколько лет в тюрьме за убийство любовника Валентина Малявина и тишайшая Евгения Симонова просто антиподы?

-Согласна. Но у Саши так уж повелось: он всегда влюблялся в своих партнерш по сцене или съемкам. Валя-то была постарше Саши, а Женя - на десять лет моложе, по-моему. Ребенок! Ей показалось, что Кайдановский - ее первая любовь. Я не знаю точно, это мои фантазии...

Конечно, это очень романтическое приключение: быть в экспедиции «на краю света», сниматься, влюбиться, жениться. Главное, быть самим собой!

-Кайдановский был классическим бабником, героем-любовником?

-Нет, ну что вы! Он вообще не стремился быть супермужчиной, сердцеедом - таким, чтобы женщинам голову сносило, или коллекционером женщин. Более того, у него никогда не было одновременно сексуальных отношений с разными женщинами. С мужчинами вообще не было! (Смеется) Он это все разделял: сначала со мной пожил, потом к Жене Симоновой переехал, и со мной эти отношения закончились. Хотя нет, они не закончились, просто приобрели новое качество, я бы сказала. Более легкого отношения ко всем этим связям - как к незначительному событию. Привычному, закономерному.

-Расставание было для вас мучительным?

-Внешне мы расстались спокойно, без слез, скандалов и истерик, но я очень тяжело перенесла развод. Дело еще в том, что он пришелся на такой трудный период в моей жизни, что не дай Бог кому-нибудь такое. Я училась на психфаке МГУ, дочь надо устраивать в ясли, а нас из вахтанговского общежития буквально в три дня просто выставили на улицу с вещами. На меня все это обрушилось и придавило так, что я не могла понять: я живу или меня уже нет.

Плюс к этому - дочь без отца, да и чувства сильные еще оставались... Но я взяла себя в руки - не лить же слезы целыми днями, чтобы все меня жалели. Что это за жизнь! Перевелась на вечерний, устроилась на работу со слепоглухонемыми детьми. Окончила МГУ, вернулась в Ростов. С тех пор преподаю в нашем университете - доцент кафедры психофизиологии и психологии развития.

- То есть всемирную славу Кайдановского и «Сталкера» вы не застали?

- Почему? Несмотря ни на что, нам с Сашей удалось сохранить добрые отношения, мы время от времени встречались, когда он приезжал в Ростов. Более того, он же Дашу возил на съемки «Сталкера» - очень хотел, что бы она там сыграла Мартышку, его дочь по фильму. Даша мне рассказывала, что они ходили в гости к Андрею Тарковскому. Потом были пробы. Но ее не взяли: Даша оказалась слишком высокой для своих восьми лет, а нужна была малышка. Тарковский утвердил другую девочку.

-Зато пробовалась в культовый фильм. Она вспоминает об этом?

-Нет, атмосфера кино ее не захватила.

-Говорят, Александр Леонидович жаловался: «Я никем не могу быть после «Сталкера». Это все равно что, сыграв Христа, взяться за роль бухгалтера».

-Да, я тоже от него слышала, что «больше играть ему нечего». Актер - подчиненный человек, а режиссер свои идеи реализует. Поэтому он и ушел в режиссуру, сам писал сценарии. Но успел снять всего семь фильмов, из которых большие только «Жена керосинщика» и «Простая смерть...».

-Когда вы его видели последний раз?

-Одна из последних наших встреч была зимой 1990-го - на похоронах Веры Александровны. Это был последний визит Саши в Ростов. А в декабре 1995-го мне позвонили московские друзья и сказали, что его не стало. Мы с Дашей выехали сразу...

-Ирина Анатольевна, многие видят в ранней смерти Кайдановского множество мистических совпадений. Там намешано и «проклятье» «Сталкера», и то, что его родители оба умерли от инфарктов именно в декабре. Вы что думаете по этому поводу?

- Ни в какую мистику я не верю. Да, и Леонид Львович, и Вера Александровна, и Саша умерли от инфаркта. Какая мистика. У всех троих наследственная предрасположенность была - больное сердце. А то, что это случилось именно в декабре, - не более чем трагическое совпадение.

Леонид Львович умирал очень мучительно. Первый инфаркт - в 44 года. Еще молодой мужчина, а уже еле ходил. Одышка была такая, что он час поднимался на пятый этаж -отдыхал через каждые две ступеньки.

Но он не сдавался! Поехал в Ленинград, в клинику сердечно-сосудистой хирургии, к профессору Колесову, который, как говорили, творил чудеса. Там ему сказали: есть шанс. Он нам с Сашей писал из больницы: после операции собирался заехать в Москву - повидаться с внучкой, которой к тому времени было уже три месяца. «Ждите в гости!» До сих пор непонятно, как такое могло получиться... Сделали шунтирование, а у него нога распухла до размеров как у слона.

Анализы показали: диабет - вместо крови там у него сахар один. Выдержал еще три операции, прожил еще десять дней. Боли были такие, что лез на стену. Саша рассказывал: отец понимал, что врачи что-то сделали не так, но до последнего вздоха твердил: «Все равно выживу! Назло им...» Тоже упертый был. Вот они - гены!

Представляете.? Саша гроб с телом из Ленинграда в Ростов повез в открытом кузове грузовика. Декабрь, мороз сильнейший... А сам -в старом осеннем пальтишке на шелковой подкладке, в полуботиночках на тонкой подошве, без варежек. У Саши даже зимнего пальто не было нормального в то время. Кто-то дал ему в дорогу один валенок. Так он всю дорогу проехал в кузове, попеременно переодевая этот валенок с одной ноги на другую. Другой бы положил в морг, существуют же цивилизованные способы доставки. Но Саша считал, что это его долг перед отцом.

- Последняя жена Кайдановского Инна Пиварс рассказывала в интервью, что якобы Александр знал о том, что умрет, как отец, ровно в 49 лет, готовился к этому, отсчитывал дни...

- Хотите, я скажу свое мнение.? Мы с Сашей часто говорили о смерти. Он на полном серьезе считал, что наивысший пик истинного творца - в 30-35 лет, а после 40 создавать шедевры невозможно. Приводил примеры - Пушкина, Есенина, Маяковского... Поэтому демонстративно не цеплялся за жизнь и не мыслил себя долгожителем. У него же не один был инфаркт. Три! Его же несколько раз укладывали в больницы, но он убегал прямо в пижаме. При этом, сколько его помню, курил без остановки. Да и во всем остальном не щадил себя совершенно.

-То есть дожить до своего 70-летия он не мог?

-При таких внутренних установках - нет. Монахи сколько лет себе внушат, столько и живут. Они готовятся к этому дню, обряды совершают и точно в тот день умирают. И Саша себе все это внушал. Я ему возражала: «Ты глупости говоришь!» - «Нет, это не глупости».

-Сколько всего детей у Кайдановского?

-Официально - пятеро. Он взял замуж беременную женщину с двумя детьми и всех усыновил. А по закону неважно, биологический он отец или нет. Многие потом посчитали, что эта беременность - от Саши. Но! В Москве несколько раз была Вера Александровна, она говорила: «Уж я-то знаю, что не от него!» Сашины дети - Даша и Зоя, дочь Жени Симоновой.

-Сводные сестры общаются?

-Сейчас - нет. Даша однажды провела в их семье десять дней школьных каникул - в третьем или четвертом классе. Приехала из Москвы с подарками, рассказывала много интересного. Ей там очень понравилось.

-Как Даша и ее сын Ярослав относятся к памяти отца и деда?

-Да никак! Даша же его практически не видела. Что она может знать об отце и тем более Славик о деде? Их единственная встреча была на похоронах Веры Александровны, когда Саша внука в руках держал, на колени сажал. А сейчас Славику 27 лет. Он, кстати, внешне так на Сашу похож, что я иногда его даже Сашей называю!

-И последний вопрос. За 20 лет как Кайдановского нет с нами много всяких бредовых легенд появилось, много вранья о нем, мифов?

-Нет, практически все, что я читала и видела на экране, было правдой.

Беседовал с Ириной Бычковой (Кайдановской) Андрей Колобаев
Понравилась биография? - поделись с друзьями!